НОВОСТИ
Федеральные

«Наш бренд косметики вырос из сельскохозяйственного проекта». Интервью с основателями бренда косметики на основе конопляного масла 1753 cosmetics

1753 cosmetics — марка натуральной косметики на основе конопляного масла. Все продукты бренда содержат либо конопляное масло, либо экстракты. Сегодня мы пообщались с Сергеем и Ланой, основателями проекта, и попросили их рассказать подробнее историю бренда.

Почему 1753? Как родилось название бренда?
Официальная версия звучит так: в 1753 году Карл Линней издал фундаментальный труд «Описание растений». Этот труд очень важен для современной биологической науки. Впервые в этой книге было описано растение каннабис сатива, она же конопля посевная. А неофициальная версия – когда мы искали название для бренда, хотели уйти от любых упоминаний конопли. Так родилась идея использовать цифры – цифры довольно хорошо запоминаются людьми и обращают на себя внимание. И если вы не запомните 1753, что-то близкое у вас все равно в памяти останется.

Как вообще родилась история создания бренда?
Сергей: Наш бренд косметики вырос из сельскохозяйственного проекта. В основе было сельскохозяйственное предприятие, выращивающее коноплю с 1932 года, с советских времен. Мы стали восстанавливать и развивать это предприятие. Стали выращивать коноплю – первые четыре года они ушли на то, чтобы восстановить старый советский сорт «Надежда». И когда собрали первый урожай в коммерческом объеме, пошли искать все направления, которые так или иначе связаны с коноплей. Так мы вышли на косметику. Первые опыты в направлении косметических средств мы начали в 2015 году, и в январе 2018 года мы начали выпуск первой линейки продуктов.

Чем полезна в косметике конопля? И что ценно для кожи в конопляном масле?
Сергей: Конопляное масло уникально по составу, потому что в нем самый высокий процент содержания Омега-3, Омега-6 и Омега-9 ненасыщенных жирных кислот. В сумме Омега-3 и Омега-6 составляют 74% от состава масла. Это самый большой процент – такого состава больше нет ни в одном масле. Также конопляное масло содержит хороший набор витаминов и микроэлементов. Еще оно богато неомыляемыми жирами и флавонидами – состав замечательный. Это приводит к тому, что ускоряется регенерация клеток в организме. Это работает и если принимать масло внутрь, и если использовать для кожи. Также конопляное масло хорошо снимает воспаление. В основе этого есть интересная химическая реакция – Омега-3 и Омега-6 взаимодействуют с простагландинами, вызывающими воспаления. Еще одна особенность конопляного масло в косметике – оно восстанавливает липидный барьер. Это частая проблема сухой кожи, и конопляное масло прекрасно помогает.

Лана: Конопляное масло – это умное масло, потому что оно прекрасно работает на любом типе кожи. Великолепно питает сухую кожу, прекрасно работает на воспаленной, проблемной коже. Замечательно для жирной кожи – не удивляйтесь, масло действительно подходит для жирной кожи, потому что оно регулирует выработку себума. Крайне важно, что конопляное масло обладает нулевой комедогенностью – это значит, что оно не закупоривает поры. В мире масел нулевая комедогенность только у конопляного масла и у арганового, поэтому они настолько ценны в косметологии. Но аргановое – это дорогое импортное сырье, а конопляное – отечественное, более привычное для жителей средней полосы.
Продукты с маслом – не обязательно плотные текстуры. Да, у нас есть и насыщенные продукты, но и абсолютно легкие флюиды, сыворотки, тоники, которые совершенно не утяжеляют кожу.

А можете как раз подробнее рассказать, как рождаются формулы продуктов?
Лана: У нас контрактное производство. Оно расположено в городе Королев. Мы работаем с одним из лучших технологов в России, технологов такого уровня на всю Россию всего три человека. Он действительно гений, очень неординарный. Я чувствую идею, придумываю текстуру продукта, какие должны быть свойства, а он уже как химик-технолог составляет формулу. Дальше вместе с ним мы доводим формулу до совершенства. Что-то меняем, что-то добавляем, что-то улучшаем. Некоторые продукты почти сразу, а какие-то мы отрабатываем по 3-4месяца, пока не получим тот результат, который хотим видеть.
Далее идет важный процесс выбора аромата. В чистом виде конопляное масло пахнет отнюдь не приятными травками. Из-за своего состава, как раз из-за омега-масел, оно пахнет рыбьим жиром. Ни одна женщина не захочет у себя на коже чувствовать запах рыбы. Поэтому приходится серьезно работать с ароматами. Также в создании формул мы анализируем мнение рынка: что сейчас в тренде по ароматам и текстуре, какие свойства хочет видеть конечный потребитель. Я часто консультирую, в магазине «Дома конопли». Это для нас очень важно, поскольку это непосредственное общение с конечным потребителем. В таком общении видишь, что хочет женщина. Так рождаются идеи новинок.

Для производства вы в основном используйте российские ингредиенты, или все-таки пока приходится заказывать импортное?
Лана: Это получается симбиоз – где-то импортные, где-то отечественные. Ароматы пока в основном импортные, большей частью это Франция. Они более стойкие и предсказуемые.
Сергей: Многие ингредиенты в России уже научились делать хорошо. Например, экстракты, которые мы используем, все российские. ПАВы – тоже, российские научно-исследовательские институты делают хорошие ПАВы. Но по цене они все равно привязаны к валютной составляющей. Основной ингредиент, который используют для ПАВов – это пальмовое масло. Пальмовые растения не растут в России в таком количестве. Поэтому они привязаны к закупке сырья за рубежом. Что-то еще научились делать неплохо в России. Но, к сожалению, многие компоненты остаются импортные.
Лана: Но если российские производители выпустят достойные компоненты, мы с удовольствием будем их использовать.

А упаковка?
Сергей: Флаконы, 250-ки, у нас российские, калужское производство. Тубы тоже российские, вильсоновские. А все вакуумные диспенсеры импортные. Алюминиевые баночки, которые мы используем для бальзамов, тоже импортные - казалось бы, у нас в стране много алюминия, но пока не производят. Еще мы смотрим на цену. Сегодня российское стекло получается на рынке самым дорогим, приходится заказывать из Эмиратов. Но мы не стремимся брать именно импортное – мы ищем качественные.

Когда продукт готов, как вы его продаете? Какие каналы продаж используете?
Сергей: Большую роль сейчас играют маркетплейсы. Плюс партнерские магазины: мы продаемся в «Золотом яблоке», в их интернет-магазине. Еще у нас есть партнеры «Дома конопли». Есть партнеры по другим регионам.
Лана: Ковид очень сильно изменил рынок, многие стали покупать в онлайне и маркетплейсы вышли вперед со скоростью доставки, с простотой приобретения.

Как вы относитесь к продаже на маркетплейсах?
Сергей: С маркетплейсами на виду только одна сторона – то, что, видит потребитель. У продавцов другая сторона. За последние два года затраты продавцов на Вайлдбериз и на Озон очень сильно выросли. На сегодняшний день среди профессиональных сообществ продавцов прослеживается мысль, что на маркетплейсах придется поднимать цены. За последний год Вайлдберриз и Озон очень сильно подняли затраты на логистику, процент комиссионных, плюс стоимость дополнительных услуг типа хранения. Затраты на продажу на маркетплейсе становятся такими, что задумываешься, нужно ли там продавать. С маркетплейсов мы, скорее всего, не уйдем, но возможно, что цены будут выше, чем в том же «Доме конопли».
Сейчас у продавцов назревает очень серьезный вопрос, и он должен будет решиться в каком-то виде – деятельность маркетплейсов должна регламентироваться. Потому что на сегодняшний день Вайлдбериз и Озон ведут себя как монополисты по отношению к селлерам.

А если говорить про прямые продажи, это в целом реальная история для проектов, как ваш или скорее все-таки нет?
Сергей: Для таких проектов, как наш, прямые продажи через собственные точки – это очень сложно. Маркетплейсы довольно сильно давят, и мы держим собственный интернет-магазин только потому, что он у нас должен быть. У клиента должна быть возможность обратиться к нам и купить именно у нас, если он хочет – есть люди, которые хотят покупать именно у производителя. Для того, чтобы розничная точка существовала, должен быть очень большой объем продуктов.

Какие у вас планы на будущее развитие? А какие есть цели, к чему стремитесь?
Лана: Сейчас цель наращивать количество продуктов. И более активно продвигаться, рассказывать о себе – пиар и еще раз пиар. Для нас приоритет это глянцевые издания, печатный формат, либо медиа в интернете. Еще пять лет назад плотно работали с блогерами. Но сейчас эта история отходит на второй план. Многие блогеры себя дискредитировали – приобрели репутацию, что за деньги готовы рекламировать все. И доверие к блогерам просело.
Сергей: Основной нюанс для нас как для рекламодателей, что стоимость блогера как канала выросла, а эффективность упала. И если посчитать количество потраченных денег на одного читателя, то выясняется, что у блогера эта цифра сильно проигрывает.

А кто ваша основная целевая аудитория? Где она в основном находится и находит вас?
Лана: Наша основная аудитория – женщины 30-35+. Большинство из крупных городов, – Москва, Питер, весь Северо-Западный регион. Как нас находят? Снова идет отсылка к пиару – общаясь с конечным потребителем, я часто слышу: «я про вас читала в журнале», «а я вас видела в обзоре», «я читала ваше интервью».

Что вас вдохновляет?
Сергей: Нас вдохновляете вы, потребители – очень хочется, чтобы наши женщины пользовались отечественной косметикой, причем качественной отечественной косметикой. Которая бы доставляла им удовольствие, радость в использовании и радость от полученного результата.